В ГОСТЯХ У СТРОГГОВ

 

…Позади остался очередной коридор. Джон остановился, чтобы перевести дух. Наш герой давно (где-то два, а то и три часа назад) оторвался от своего отряда – предполагалось, что он просто первым войдет в очередной зал, чтобы разведать обстановку, но дверь внезапно заклинило, и командир отряда приказал Джону идти вперед, не дожидаясь остальных. В этой части подземного комплекса строгги не глушили радиосвязь землян, так что можно было время от времени связываться со своими, чтобы быть в курсе дел. Последний раз Джон связывался со своим отрядом десять минут назад – если верить Алексу Грейтсу, командиру отряда, они в этот момент находились совсем рядом с нашим героем – скорее всего, в соседней комнате; но потом их пути разошлись – при выходе из зала Джон попал в тот коридор, из которого он в данный момент вышел.

Судя по карте, до выхода еще предстояло топать около полутора часов – и это только если по пути не попадутся строгги. Пока, правда, никто не попался, но, однако, в одной комнате Джон обнаружил целую кучу трупов земных морпехов, причем было понятно, что битва закончилась совсем недавно. А еще совсем недавно наш герой явственно увидел далеко впереди силуэт гладиатора, причем первого типа – более быстрого, с более мощным рейлганом, без энергощита, зато с железным захватом, которым тварь норовит заехать по морде в ближнем бою. Джон утешал себя тем, что у него при себе было патронов.

Итак, пройдя очередной коридор, Джон остановился перед широкой раздвижной дверью. Наш герой решил пойти дальше – и попал в очередной зал. Сколько же залов он уже прошел… На этот раз новый зал был полон каких-то зеленых бочек, наполненных странной вязкой коричнево-зеленой жижей (если верить словам ученых с «Пэттона», эта жижа – не что иное, как стройент, вещество, получаемое строггами из переработанных трупов врагов и используемое в качестве пищи, смазки и топлива (говорили еще, что стройент может использоваться в качестве патронов, но Джону эти слова показались чудовищным бредом)); бочки стояли аккуратными рядами (один на другом; в высоту – 4 ряда, в ширину – один) вдоль левой и правой стен. Кроме бочек, в зале ничего не было. Джона удивила странная, воистину нереальная для строггов (точнее, для не очень-то важного подземного комплекса) чистота пола – белая (очень похожая на используемую в медицинских лабораториях) плитка практически идеально чиста, аж блестит, никаких органических отходов, никакой крови. Очень странно. Джон только пожал плечами и решил присесть возле бочек, чтобы хоть немного отдохнуть.

Присев, наш герой взглянул на часы – они показывали 05:17. «Как и полчаса назад», - осенило Джона. «Остановились. Ну да ладно, в конце концов, в КПК тоже есть часы. Вроде бы там аккумулятор полностью заряжен».

Спать не хотелось, а хотелось подумать о чем-то отвлеченном или хотя бы не связанным с войной. Джон вспомнил, что лет за пять до атаки землянами Строггоса Тайное отделение SSDF (единственное отделение SSDF, не подчиняющееся генералу Хаммеру) запустило проект Mindgate. Да-да, целью этого проекта было создание специальных отрядов солдат со сверхспособностями; особое внимание уделялось таким способностям, как телекинез (да и вообще весь психокинез), удаленное видение и выход из тела, управление электричеством и т.д. За полгода до пуска проекта абсолютно всех солдат GDF проверили на наличие открытых сверхспособностей; выяснилось, что он, Джон, обладает такими способностями, как выход из тела и т.н. «узнавание прошлого» или ретровидение, получение информации о фактах прошлого, которые ранее были неизвестны (путем подключения к глобальному информационному полю (при упоминании информационных полей и прочих тонких материй Джон сразу же вспоминал про Лемурию, Атлантиду, Шамбалу, полую Землю и прочий бред и часто был не способен сдержать улыбку)). Кроме этого, в «зачатке» были такие способности, как телепатия и управление пси-энергией. Кэт Вирд, руководитель проекта, предлагала Джону принять участие в Mindgate, но наш герой отказался, сославшись на то, что его способности вряд ли помогут в войне со строггами. Надо сказать, что Хаммер специально урезал финансирование проекта, поэтому пришлось работать с маленькой группой из 10 человек; в нее входил небезызвестный Джонатан Биттермен – да-да, тот самый Биттермен, который в одиночку уничтожил Бигган (а вместе с ним реактор и «мясной заводик»), поверг большую часть коммуникационной системы строггов в хаос и, наконец, убил Макрона. И все, повторяю, в одиночку. Ходили слухи (правда, ничем не подкрепленные), что Биттермен обладал такими способностями, как гипноз, телепатия, выход из тела (также он был способен на небольшое время входить в чужое тело и полностью контролировать его), и некоторые считали, что своих успехов в войне против строггов он добился только благодаря своим способностям. Правда, столько способностей для одного человека – явно перебор, это уже не человек, а какой-то суперкрутой персонаж комиксов получается… Мда… Значит, Биттермен был на медицинском заводе строггов – ведь там тоже делают стройент… Жаль, пока от него самого нет никаких вестей – он только передал сообщение: «Макрон мертв. Я возвращаюсь». С тех пор прошло…ммм…точно больше суток… Через где-то часов 12 после уничтожения Макрона GDF начали готовиться ко второй волне наступления. Почему так долго? А черт их знает. Сам Джон в это время находился на военной базе SSDF на Камчатке – его отряд («Манул») тренировался вместе с русским отрядом («Гну» - а почему гну? Кто-то из русских повторял неспешную шуточку про «ну-гну», кажется…). Известие об уничтожении Макрона и Мозга (некоторые сравнивали тетраноды в Нексусе с роутерами, а Мозг – с центральным процессором) все восприняли как окончание войны. Но оказалось, что строггов далеко не так просто уничтожить…

Джон встал и пошел к выходу. В голове крутились мысли о проекте Mindgate. Его таинственным образом прикрыли; если верить официальным источникам, потому, что проект оказался невыгодным – проще говоря, никаких сверхспособностей выявить не удалось, либо же они оказались настолько слабыми, что использовать их в боевых целях попросту глупо. По неофициальным же данным (полученным от самой Кэт Вирд) дело было в том, что подопытные попросту не смогли контролировать собственные сверхспособности, эксперимент стал опасным, поэтому пришлось его прикрыть. Только Биттермену удалось контролировать собственные способности, но не очень долго. В общем, проект прикрыли; говорят, что сразу же после закрытия люди генерала Хаммера запустили собственный суперсекретный проект точно такой же направленности.

Mindgate, Mindgate… Кэт говорила, что у Джона есть способность к выходу из тела. «Вот было бы неплохо выйти из тела и провести разведку – посмотреть, нет ли поблизости строггов…». Эх, мечты, мечты… Мечтать не вредно.

Джон, тяжело вздохнув, пошел дальше. Опять коридор… Интересно узнать, какой уже по счету… Но на этот раз коридор оказался коротким (и изогнутым); вел он, как можно догадаться, в очередной зал с таким же чистым полом, как и в предыдущем. Только вот на этот раз бочек со стройентом не было – их место заняла различная аппаратура. Зал был очень хорошо освещен, причем все до единой лампы работали и были идеально чистыми. Вся аппаратура тоже была чистой и полностью рабочей. Вдали виднелись зеленые индикаторы открытой двери; по обе стороны двери висели строгговские аптечки (внешне подозрительно напоминавшие человеческие сердца). Джон на мгновение задержал дыхание – нет, ничего не слышно, похоже, здесь действительно никого не было. Парень, выставив вперед чейнган, заглянул за ближайший шкаф с аппаратурой – никого; заглянул за противоположный шкаф – тоже никого, хотя на полсекунды ему почудилось, будто из-за дальнего шкафа кто-то выскочил. Джон только перевел дух и со вздохом облегчения вытер вспотевший лоб, как вдруг кто-то легонько тронул его пальцем за плечо. Наш герой обернулся и офигел: перед ним стояли две симпатичные строгговские девушки. Первая (та, которая тронула Джона) – высокая, худая, с темно-коричневыми длинными волнистыми волосами; брони на ней было немного – в основном на ногах и руках, на груди же брони практически не было – так, чисто для цензуры (хотя, честно говоря, цензурить там было нечего); в левой руке у строггихи был гипербластер, причем совсем не той модели, что раньше видел Джон, - более короткий и толстый, с «жирным» дулом. Вторая строггиха держалась чуть поодаль; брони на ней было почти столько же (разве что на груди брони побольше – но там было что скрывать); волосы ее имели медовый цвет, к кончикам переходящий в огненно-красный; в руках она держала рейлган, причем тоже совершенно другой конструкции – намного более короткий и плоский, с кучей зеленых индикаторов. Судя по всему, они относились к так называемым элитным боевым единицам (не путать с обычными элитными солдатами строггов (в такого, например, был не до конца превращен знаменитый Мэтью Кейн, чья незаконченная строггификация дала землянам огромное преимущество и позволила уничтожить Макрона и Мозг)) – строггам, имеющим частичную свободу воли.

Джон так бы и простоял с открытым ртом до конца света, пялясь на строггих, пока брюнетка не спросила на чистом английском (довольно противным голосом – «Как наши земные девушки-блондинки, причем мегагламурные», - подумал наш герой):

- Деточка, не хочешь ли пойти поразвлечься с нами?

- Эээээ… - только и смог ответить Джон, нервно теребя в руке чейнган.

- Оставь его, он нам не подходит, - подала голос вторая строггиха. – Слишком накачанный и брутальный для элитного солдата. Зато отлично подойдет для простого мяса.

- Нет, Никки, он мне нравится… - капризно протянула брюнетка, потянувшись к лицу Джона. Тот закрыл глаза, испытывая странное смешанное чувства ужаса, отвращения и ожидания чего-то одновременно омерзительного и…прекрасного.

Реальность же оказалась намного хуже, чем подсознательно думал наш герой. Пальцы строггихи оказались дико холодными (иначе и быть не могло, ведь ее руки ниже локтя на самом деле были протезами) и заканчивающимися чем-то вроде когтей. Но это еще полбеды – брюнетка обняла Джона и попыталась повалить его на пол (явно с очень нехорошими намерениями). Наш герой, надо сказать, пребывал в каком-то трансоподобном состоянии, поэтому был не в силах оттолкнуть строггиху, которая тем временем то ли начала снимать с него броню, то ли пыталась пробить ее своими когтями. Из ступора Джона вывел крик второй строггихи: «Лин! Что ты делаешь?!». Брюнетка на секунду оторвалась от своего непристойного занятия и, обернувшись, спросила: «Ну что еще? Я же сказала, что он мне нравится! А ты тут лезешь…мешаешь мне…». Наш герой в ту же секунду вскочил с пола и правой ногой оттолкнул элитного строгга. Та от мощного удара отлетела к противоположному шкафу с аппаратурой. Вторая строггиха одним прыжком подскочила к Джону и направила прямо ему в лицо рейлган со словами: «Если хочешь жить, следуй за мной!». На этот раз Джон не растерялся и хорошо заученным ударом выбил оружие из рук противника, а затем пнул строггиху в живот, отчего она, скрючившись от адской боли, отлетела на метра четыре и грохнулась на пол.

Тем временем брюнетка, чертыхаясь и отплевываясь, поднялась с пола, поглядела на сломанный от удара гипербластер, бросила его в сторону и медленно-медленно, виляя бедрами, пошла к Джону. Последний поднял с пола оброненный чейнган и с дурацкой улыбочкой направил оружие на противницу. Строггиха в ответ тоже ухмыльнулась и вдруг остановилась, пристально глядя на землянина. Джон тоже где-то с полминуты разглядывал строггиху («А она ничего…симпатичная. Правда, немного пошловатая. Если покрасить – такая красотка получится… Хотя она же строг, они в любом случае такие уродливые»), затем опустил оружие. Этого-то брюнетка и ждала – почти незаметным движением она достала из-за пояса что-то маленькое и блестящее и метнула этот предмет в Джона. Наш герой еле-еле успел увернуться – крохотный бумеранг в форме восьмиконечной фигуры с загнутыми концами и острейшими краями прошел на расстоянии полутора сантиметров от его головы, отразился от стены и вернулся в руки владелицы. Строггиха еще раз ухмыльнулась и прыгнула на Джона, выбив ногой у него из рук чейнган. Морпех попробовал скинуть с себя строгга – куда там, противница вцепилась в него, как голодный волк – в добычу; для своих роста и комплекции она была дьявольски сильной. Джон снова попробовал сбросить с себя врага – тогда строггиха ударила его кулаком по спине. Из-за резкой боли в позвоночнике наш герой упал на пол. Спина дико болела, двигаться было очень больно (и почти невозможно – потому что все движения сдерживала наглая строгговская дамочка).

Тут строггиха прекратила мутузить своего противника; она просто села на него, как царица на трон. Джон попробовал дернуться – в ответ строггиха смазала ему ногой по морде. В таком положении наш герой неподвижно пролежал около двух с половиной минут; потом он чуть-чуть поднял голову и увидел, что вторая строггиха мало того что поднялась, так она еще подошла к нему и с усмешкой, больше напоминающей оскал, направила на него…его собственный чейнган. Тогда брюнетка буквально легла на Джона, выбросила вперед правую руку, как-то по-особенному щелкнула пальцами – на указательном пальце «вырос» длинный коготь, на кончике которого сверкала светло-желтая капля какой-то жидкости. Строггиха левой рукой обняла Джона за шею, очень близко придвинулась к его лицу, затем прошептала: «Это не больно, дорогуша…» и резким движением вогнала коготь в шею землянина.

И Джон практически сразу же упал во всепоглощающую тьму…

…Когда тьма схлынула, наш герой очнулся уже в совершенно другом месте и в другой позиции. Голова невероятно сильно болела, а от резких движений вообще трещала. Джон находился в вертикально стоящем корыте (больше похожем на гроб) и от ужасной тесноты не мог пошевелить ни рукой, ни ногой – только головой, да и то совсем немного. Однако этого хватило, чтобы немного оглядеться: наш герой находился в довольно узком полутемном коридоре, освещаемым небольшим количеством работающих с перебоями ламп; стены, потолок и пол были забрызганы кровью и органическими отходами, всюду стоял тяжелый запах крови; изредка откуда-то вылетали маленькие ремонтные роботы, похожие на веселенькие детские игрушки; прямо перед Джоном куда-то двигался точно такой же «гроб», и когда он проходил поворот, Джон успел краем глаза увидеть, что в «гробу» находится такой же человек, как он, такой же земной морпех. Подсознательно наш герой чувствовал, что и за ним тоже едут люди.

Впереди маячил красный огонек. После минуты неспешной езды Джон увидел, что за огонек он принял дверной проем с горизонтальной лазерной сеткой оранжево-красного цвета, по которому также быстро сновал единственный вертикальный лазер. Когда «гроб» с нашим героем проехал через лазерную сетку, Джон не ощутил ничего, кроме легкого покалывания в теле; зато зал, в который он въехал, заставил его содрогнуться от неприятного предчувствия. Вокруг двигались такие же «гробы», в них находились люди. Внизу ехало восемь конвейерных лент, какие-то из них были запачканы кровью и органическими отходами, какие-то оставались практически чистыми. Как и в коридоре, в зале все – и стены, и пол, и даже потолок – было забрызгано кровью; правда, запах в зале был не такой удушающий, как в коридоре, зато общая атмосфера давила похлеще самого невыносимого зловония; также зал был заполнен каким-то зеленоватым дымом, ничем не пахнущим, но выглядящим просто омерзительно. Впереди неясно маячил какой-то громоздкий механизм, от которого вниз падало что-то темное. Наконец, через полторы минуты Джон подъехал к этому аппарату, и тут голову нашего героя намертво зафиксировал какой-то захват – теперь Джон вообще не мог пошевелить головою, он мог только смотреть вверх и чуть-чуть – по сторонам (в основном за счет бокового зрения). Незнакомый аппарат довольно громко взвыл, в воздух взмыли две механические руки. Джон приготовился к худшему…но ничего не почувствовал, кроме того, как что-то почти невесомое ползет по телу, оставляя после себя стойкое ощущение легкого холодка. Приблизительно через минуту механизм закончил свою работу. Джон поехал дальше; захват не освободил его голову.

Впереди маячила чернота очередного коридора. В нем стояло такое амбре, что Джон потерял сознание практически сразу же, как въехал в него.

Наш герой очнулся в очень просторном зале; никакого зеленого дыма и в помине не было, зато атмосфера была еще более гнетущей; стены и потолок тоже были забрызганы кровью; что творилось на полу, Джон не мог увидеть, т.к. его голову все еще держал захват. Джон чувствовал, что ему холодно – не прохладно, а именно холодно. В голове что-то начало проясняться, жуткая боль постепенно отступала; через полминуты неспешной езды наш герой наконец-то понял, что все-таки тут происходит. Все описывалось одним емким словом – строггификация.

«А если бы я принял участие в Mindgate, я бы мог покинуть тело и вернуться на базу…»

Джон попробовал было успокоиться, чтобы хотя бы разок попробовать покинуть тело; в тот момент, когда, казалось, отделение от тела началось (хотя, по идее, оно и не думало начинаться – без подобающей тренировки…), «гроб» остановился, развернулся на 90 градусов влево, немного наклонился назад. Прямо перед носом нашего героя возникла здоровенная игла с зеленоватой жидкостью; сначала она раза два суматошно дернулась, затем резко опустилась и вонзилась в грудь. По телу мгновенно распространилась мощная адреналиновая волна, уничтожившая всю боль – Джон почти перестал что-либо чувствовать. Тем временем «гроб» поехал дальше. Через метра два он снова остановился; перед Джоном возникла здоровенная ржавая и окровавленная циркулярная пила; медленно раскручиваясь и при этом противно визжа, она медленно приблизилась к нашему герою, затем быстро опустилась и тут же быстро вгрызлась в талию, отрезав все, что было ниже. Джон не почувствовал боли – наоборот, он ощутил какую-то странную легкость (которую чуть было не принял за начало отделения от тела). Тем временем пила так же мягко и быстро отпилила правую руку, и морпех и в этот раз не почувствовал боли. Он не чувствовал и страха – только ощущал приближение чего-то ужасного и неотвратимого.

Затем «гроб» с Джоном проехал еще метров пять; впереди показался какой-то здоровенный странно выглядящий аппарат, который описывать просто глупо – его надо видеть. Механический захват схватил левую руку Джона, отрезал часть ее (чуть выше запястья), затем сделал небольшое отверстие на кончике обрубка и тут же вставил туда два изогнутых лезвия. Джон сразу же понял, что из него собираются сделать гладиатора, причем старой модели (он слышал, что строгги тестируют новые модели старых типов строггов, в том числе и гладиаторов; ученые на «Пэттоне» и «Ганнибале» говорили, что новые модели ничем не лучше старых – где-то они их превосходят, но обязательно в чем-то уступают; что касается гладиаторов, то, если верить земным ученым, новая модель передвигается медленнее, рейлган стал слабее, зато появился энергетический щит).

«Гроб» поехал дальше. От большой кровопотери Джон снова потерял сознание и очнулся где-то через две с половиной. Наш герой с удивлением увидел, что голову больше не держит захват, так что он смог оглядеть себя. Ему приладили новые гигантские механические ноги, на месте правой руки стоял большой рейлган, грудь покрывала серая броня с ржаво-красным знаком строггов. «Гроб» поехал дальше, но Джон уже мало что соображал. Вот «гроб» снова остановился, повернулся вправо на 90 градусов, наклонился… Перед глазами промелькнула маленькая игла, и почти в тот же момент в голову словно что-то ударило – перед глазами поплыли какие-то шестиугольники и строгговские буквы-закорючки. «Гроб» поехал дальше. Джон больше не мог удерживать себя в бодрствующем состоянии и потому практически мгновенно отключился…

…Темнота снова отступила. В голове опять что-то стучало. Перед глазами все плыло, но сквозь дымку Джон различал новый зал – гораздо меньше предыдущих (и гораздо чище – кровь была только на полу и кое-где на плинтусах). Сам морпех находился в каком-то здоровенном жбане, почти полностью заполненном какой-то зеленовато-голубоватой жидкостью, доходившей ему почти до подбородка. Перед Джоном находились такие же жбаны с такими же, как он, гладиаторами; каждый такой бедолага ненадолго останавливался перед небольшой установкой, представляющей собою механическую «руку» с оранжевым лучом, который буквально прошивал голову очередного строгга. Рядом со жбанами летали два строгга-ученых. Джон подсознательно понимал, что здесь проходит последняя стадия строггификации – активация чипа, после чего субъект полностью становится строггом и совершенно утрачивает способность контролировать себя.

Вот чип активировали гладиатору перед Джоном…вот уже сам Джон стоит перед лазером…вот он опускается…нацеливается на голову…

«А ведь Мэтью Кейну повезло, его спас его отряд… Но мне, наверное, так не повезет…»

Внезапно в голову ударило, наш герой почувствовал резкую встряску, мобилизирующую весь организм, и он начал чувствовать все свое тело – чувствовать как огромную боевую машину.

- Прошивка нейроимпланта прошла успешно, - раздался в голове Джона металлический голос. – Боевая единица типа GD, класса D, номер 48.9347, подтвердите работоспособность.

- Работоспособность подтверждаю, - вне своей воли произнес Джон.

- Тестирование систем нави…

Вдруг кто-то вышиб входную дверь и расстрелял механическую «руку» и обоих строггов. Это оказались четверо морпехов из отряда «Кондор». Один из них подошел к жбану, в котором находился Джон, и, покачав головой, произнес:

- По-моему, этот уже готов. Стоукс, проверьте его.

- Есть, - ответил другой морпех (по всей видимости, медик, если судить по цвету брони и значку на груди).

Все это время Джон глядел на морпехов и с ужасом понимал, что его тело его совершенно не слушается – он хотел что-то сказать, но безрезультатно; более того, его сознание как сознание человека постепенно угасает, освобождая место для чего-то иного, чужого…мощного и не терпящего возращений. В тот момент, когда медик подошел к стоящему сбоку компьютеру, в голове нашего героя внезапно прозвучал – нет, даже не прозвучал, а появился и мгновенно заполнил собой все его сознание – приказ «Убей землян». Тут же Джон почувствовал, что снова может управлять своим телом; мощным ударом металлического захвата на левой руке он разбил стекло и медленно вышел наружу. Морпехи тут же направили на него свое оружие; первым начал стрелять Стоукс, но, к несчастью, промазал, и метким выстрелом из рейлгана гладиатор прострелил ему голову. Сразу же начали стрелять остальные трое, им удалось немного ранить строгга. Своим захватом он смертельно ранил в грудь командира отряда, оставшихся двух солдат убил двумя меткими выстрелами из рейлгана. К этому моменту от сознания Джона уже не осталось практически ничего – а та часть, которая осталась и быстро угасала, ничего не могла сделать, только наблюдать за произошедшим. У гладиатора больше не было своих мыслей, только приказы командования – убить всех землян, которые встретятся ему на пути…

Строгг медленно, постоянно озираясь по сторонам, вышел в коридор. Дверь в самом его конце, судя по красным индикаторам, была закрыта. Вдруг откуда-то справа из-за ящиков на гладиатора чуть не наскочила та самая строггиха-брюнетка. Увидев, на кого она чуть не напала, дамочка улыбнулась (словно оскалилась) и, погладив по плечу строгга и чуть подмигнув ему, произнесла: «Хороший мальчик…». В этот момент за дверью что-то скрипнуло, и индикаторы внезапно стали желто-зелеными. Дверь открылась, и гладиатор, повинуясь приказам, двинулся вперед